Москва. 13 апреля. INTERFAX.RU — Перспективы внешнего управления в отношении предприятий, зарубежные материнские компании которых сворачивают бизнес в России, раздвоились: Минэкономразвития никак не закончит свой законопроект на этот счет, а первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов не выказал готовности поддержать схожий документ авторства «единороссов».

Эксперты между тем видят в нем много недостатков. Парадоксально, наверное, но устранить их, как считает один из опрошенных, можно в беседах с сотрудниками покидающих Россию компаний.

Бесспорная идея

В России13 апреля 2022Белоусов заявил о желании большинства иностранных компаний остаться в РоссииЧитать подробнее

О планах перехватить контроль над дочерними структурами покидающих Россию иностранных компаний чиновники заговорили после начала военной операции на Украине, когда те стали массово заявлять о приостановке или прекращении деятельности своих российских подразделений. Законопроект, который предусматривал введение для этого внешнего управления со стороны государственных структур, изначально готовило Минэкономразвития, но в Госдуму схожий по содержанию документ 12 апреля внесла группа депутатов-единороссов.

«Я не могу сказать, что я его (депутатский законопроект — ИФ) поддерживаю. Поддерживаю идею, потому что надо смотреть, детали как там прописаны, какие процедуры», — заявил Белоусов на заседании Совета Федерации в среду. Эксперты между тем находят в депутатском документе существенные недостатки, которые могут воспрепятствовать идее сохранения «брошенных» иностранцами активов.

В России12 апреля 2022Законопроект о внешнем управлении компаний с «недружественным» участием сменил содержаниеЧитать подробнее

Неопределенное существенное значение

Внешнее управление, согласно депутатскому законопроекту, может быть введено в имеющих «существенное значение» для российской экономики организациях, которые не менее чем на 25% принадлежат лицам из «недружественных» государств. Интерес к ним со стороны государства будет обеспечен, если прежнее руководство оставило эти организации без управления и покинуло Россию после 24 февраля, либо публично заявило о прекращении деятельности в России «в отсутствие для этого очевидных экономических оснований». Еще одно основание для введения внешнего управления — это прекращение или сокращение экономической активности, что повлекло падение выручки за три полных месяца не менее чем на 30% по сравнению с предшествующим периодом или таким же показателем за аналогичный период предшествующего года.

В таком случае ФНС — с подачи созданной при Минэкономразвития комиссии — сможет обращаться в суд, а тот за пять-семь рабочих дней должен либо назначить внешнего руководителя в проблемную организацию, либо передать ему активы «недружественных» иностранцев в доверительное управление. Эти функции законопроект отводит госкорпорации «ВЭБ.РФ» или иной структуре по решению упомянутой комиссии, а они могут выделять для этого своих сотрудников.

Но критерий «существенного значения» слишком неопределенный, отмечают опрошенные «Интерфаксом» эксперты. При желании государство может ввести внешнюю администрацию практически в любой организации с иностранным участием, говорит старший партнер юрфирмы Intellect Роман Речкин.

На это же обращает внимание арбитражный управляющий Павел Замалаев. По его словам, в варианте Минэкономразвития критерии были четче: балансовая стоимость активов компании более 1 млрд рублей, среднесписочная численность сотрудников — свыше 100 человек.

Безответственные управляющие

Еще одним недостатком законопроекта эксперты называют отсутствие требований к лицам, которые могут выполнять функции внешней администрации в «брошенных» иностранцами организациях, и указаний на то, что их должно установить на своем уровне правительство.

«В законопроекте не содержится требований, которые должны предъявляться к лицам, которые будут осуществлять полномочия временной администрации, требования к их профильной подготовке, наличию лицензий и допусков», — перечисляет огрехи документа юрист аудиторско-консалтинговой группы «КСК ГРУПП» Александр Шарапов.

По его мнению, в связи с этим судьба предприятия, в отношении которого принято решение о назначении временной администрации остается туманной, так как о квалификации специалистов, которые займут управляющие посты, можно только догадываться.

При этом одновременно проект ограничивает ответственность новых управленцев. «Внешняя администрация несет ответственность за убытки, причиненные в ходе осуществления ею своих полномочий, только в случае умышленного нарушения законодательства РФ или вследствие грубой неосторожности», — говорится в проекте. В нем же указано, что в случае банкротства проблемной компании не применяются стандартные правила о субсидиарной ответственности ее руководителей и бенефициаров по долгам.

В России10 марта 2022Медведев пообещал жесткий ответ РФ на уход западных компанийЧитать подробнее

«Такое исключение является грубым нарушением прав кредиторов, так как они не смогут привлечь внешнюю администрацию к ответственности за неправомерные действия в ходе управления предприятием», — считает Шарапов. По его словам, это может произойти, если внешняя администрация, например, погасит требования кредитора, связанного с государством, а затем примет решение о ликвидации и банкротстве такого предприятия.

Кредиторы оказываются в полностью бесправном положении, считает он, так как по законопроекту при ликвидации или банкротстве организации не проводятся собрания кредиторов. А они — один из инструментов, позволяющих кредиторам контролировать соблюдения их прав в рамках процедуры о несостоятельности, напоминает Шарапов. Кроме того, в законопроекте нет механизмов контроля собственника бизнеса за внешней администрацией, ее решениями и расходами, добавляет Речкин.

Призрак грядущего суда

Оба проекта — Минэкономразвития и депутатский — гласят, что в конечном итоге на базе «брошенного» иностранцами из «недружественных» стран актива может быть создана новая организация, которую предложат инвесторам на торгах. Если же желающих приобрети ее не найдется, то актив выкупит государство по минимальной цене — текущей стоимости активов.

В законопроекте нет механизмов контроля собственника бизнеса за внешней администрацией, ее решениями и расходами, отсутствуют и четко прописанные гарантии для иностранных собственников компании на получение компенсации за свои акции, доли в случае их продажи, обращает внимание Речкин.

«Сейчас законодателю это неважно, но когда дело дойдёт до судов иностранных собственников с РФ о возмещении убытков за принудительное лишение имущества без равноценной компенсации, эти суды — естественно не в России — будут оценивать, предусматривает ли российский закон механизм получения компенсации и является ли эта компенсация равноценной стоимости активов», — говорит он.

В России13 апреля 2022Кудрин надеется, что иностранному бизнесу оставят возможность вернуться в РоссиюЧитать подробнее

Государство без обязательств?

Инвестор, который теоретически может пожелать приобрети «брошенный» иностранный актив на аукционе, по законопроекту обязуется сохранять не менее года его деятельность и как минимум две трети сотрудников. Однако такая обязанность не указана для государства, которое может стать покупателем, если других желающих не найдется.

Эти правила эксперты не смогли оценить однозначно. «РФ в торгах не участвует, она приобретает акции без торгов, в случае если они не были проданы на торгах. Поэтому у РФ каких-либо обязательств участника торгов, безусловно, нет», — говорит Речкин. Замалаев же допускает, что государство все же будет обязано соблюсти эти требования. «Но с учетом наличия в законопроекте большого количества формулировок, позволяющих неоднозначное толкование, на практике все может меняться», — признает он.

Неопределенностей — множество, говорят по поводу проектов эксперты. Чтобы их устранить, Замалаев советует обратиться к помощи сотрудников тех организаций, активы которых могут оказаться под управлением временной администрации. «Они смогут обозначить неочевидные для составителей документа аспекты, которые могут показаться логичными. Ну и в целом представляется, что с принятием соответствующего законопроекта не стоит торопиться, так как многие подпадающие под действие законопроекта компании не «бросили» свои бизнесы, а лишь приостановили их работу в ситуации неопределенности», — говорит Замалаев.

Источник: interfax.ru