Москва. 1 декабря. INTERFAX.RU — 1 декабря отмечается Всемирный день борьбы со СПИДом. В этом году он проходит под общим девизом «Ликвидировать неравенство. Покончить со СПИДом. Прекратить пандемии». На фоне продолжающейся почти два года пандемии COVID-19 этот призыв звучит как никогда актуально. «Интерфакс» поговорил о ситуации с ВИЧ в РФ, о перспективах разработки вакцины против вируса иммунодефицита, о его профилактике с руководителем специализированного научно-исследовательского отдела эпидемиологии и профилактики СПИД ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академиком РАН, доктором медицинских наук, профессором Вадимом Покровским.

— Вадим Валентинович, на какую цифру увеличилось либо наоборот уменьшилось число новых выявлений ВИЧ в России за минувший год, ухудшилась ли ситуация с выявляемостью из-за пандемии?

— Количество новых случаев ВИЧ заметно снизилось в 2020 году, и падение это было значительным, что связано с уменьшением числа проводимых тестов. За 9 месяцев 2021 года объемы тестирования выросли, тестов сделано на 17,5% больше, всего 29,5 млн и было выявлено 54 400 новых случаев, столько же, сколько за 9 месяцев 2020 года. Вместе с тем мы пока не можем сказать, отражает ли уменьшение процента вновь выявленных случаев истинное снижение распространения вируса иммунодефицита, так как структура обследуемых контингентов изменилась, к сожалению, сейчас меньше обследуется представителей групп риска. Во многих регионах стали тестировать на ВИЧ также тех, кто госпитализируется с коронавирусной инфекцией, но чаще всего с ковидом госпитализируются люди старше 50 лет, а ВИЧ-инфекция распространена среди группы в возрасте 30-40 лет, но они реже попадают в больницу с COVID-19. Детальный анализ статистики мы будем проводить в 2022 году, но сейчас уже можно сказать, что явного улучшения ситуации пока мы не видим. Видимо, из-за ковида число смертей среди ВИЧ-инфицированных за девять месяцев 2021 г. выросло по сравнению с 2020 г. на 5,4% и достигло 23 319.

— Есть ли какие-то перспективные разработки лекарства от ВИЧ?

— Лекарства от ВИЧ постоянно разрабатываются, сейчас уже около 10 групп препаратов, которые воздействуют на разные ферменты вируса, но действуют они в комбинации не меньше, чем из двух препаратов, обычно — трех. Пока принципиального улучшения в разработках нет, то есть препараты все равно надо принимать в течение всей жизни. Но есть несколько исследований, где удалось показать более позитивный эффект. Также появились зарубежные препараты, которые можно вводить внутримышечно один раз в два месяца, что несколько облегчает необходимость каждый день принимать таблетки. Но тут правда некоторые спорят, что человек может забыть через два месяца, что ему надо сделать инъекцию, а таблетки принять может не забыть. Но как это будет на практике, только покажет опыт применения.

— А в России есть собственные разработки лекарств?

— В России есть несколько новых препаратов, один из них, разработанные отечественной фармкомпанией, уже даже проходит испытания, это российское лекарство, которое можно будет применять в инъекционной форме. Но, к сожалению, пока в мире нет ни одного препарата, полностью излечивающего ВИЧ-инфекцию. Пока мы имеем пожизненный прием препаратов, в зависимости от того или каждый день принимать эти таблетки, или, как предлагают, раз в два месяца делать инъекцию. Здесь будет играть роль также стоимость этих лекарств.

— А как продвигается разработка вакцины?

— Вакцины используются, в первую очередь, для профилактики. Но тут, к сожалению, за 30 лет существенного прогресса нет. Несколько препаратов от ВИЧ сейчас испытываются за рубежом, но пока с отрицательным результатом. Один препарат использовался среди секс-работников в Африке, но его исследования прекратили, потому что разница в заболеваемости в контрольной и в опытной группе, то есть там, где были привиты вакциной и там, где были привиты плацебо, была очень небольшая. Другую вакцину сняли с испытаний буквально на днях, дополнительное исследование безопасности показало, что она вызывает снижение иммунитета, поэтому исследования не стали продолжать. В общем, пока не удается создать вакцинный препарат. Здоровым людям в качестве меры предупреждения заражения предлагается применять те же средства, которые используются для лечения. Но это надо каждый день или принимать таблетки, или делать инъекцию раз в два месяца.

— А тот вакцинный препарат, который разрабатывается в России?

— Его разработкой занимается ГНЦ»Вектор» Роспотребнадзора, пока исследования идут на раннем этапе, уже показана безопасность, но надо продолжать работу, потому что самый сложный этап в исследованиях заключается в определении эффективности вакцины. Это очень непростая задача и долгий процесс. Это не коронавирус, хотя и тут исследований пяти месяцев оказалось недостаточно, чтобы сказать, сколько будет иммунитет держаться, а с ВИЧ-инфекцией еще сложнее, потому что там люди не так быстро заражаются, а специально их заражать не будешь. Ориентировочно, видимо, не меньше 3 лет понадобится, чтобы получить предварительные результаты. Для этого необходимо провести длительные клинические испытания и клинико-эпидемиологические, потому что надо сравнивать, в какой группе, где получали плацебо или вакцину, больше добровольцев заразятся. И даже при создании препарата не угадаешь, каким будет результат исследований, потому что он может быть и хорошим, и плохим, как это получилось с одной из уже разработанных за границей вакцин — пришлось прекращать исследования.

— В прошлом году, как раз в преддверии Дня борьбы со СПИДом Роспотребнадзор опубликовал исследование, где указал на такую особенность больных ВИЧ, как повышенный риск инфицирования ковидом, в том числе и потому, что они редко проходят обследования, есть ли изменения ситуации в этом году?

— Нет прямой связи с тем, сколько раз больные вирусом иммунодефицита проходят обследования, и на что обследования — на ВИЧ-инфекцию или на коронавирус. Но если первые исследования выявляли, что нет какой-то связи между ВИЧ-инфекцией и тяжестью течения коронавирусной инфекции, то уже сейчас нет сомнения, что люди с ВИЧ болеют тяжелее COVID-19, чем обычные граждане. Также есть связь с тем, насколько у них поражен иммунитет и получают ли они лечение. Поэтому людям с ВИЧ надо тщательнее других соблюдать масочный режим, осуществлять меньше контактов, а сейчас уже разрешено им делать прививку от коронавируса. Но тут указывают на проблему, насколько сильным будет ответ на введение вакцины. Поэтому многие рекомендуют делать не две, а, скажем, три инъекции, но этот вопрос еще изучается. Однозначно, что людей с ВИЧ надо вакцинировать от коронавируса, а вот, сколько уколов делать, это находится еще в процессе исследований. За рубежом кое-где уже начали это вводить в практику, но в РФ пока не применяют, еще нет рекомендаций Минздрава на этот счет, для них нужно накопить опыт, накопить больше данных, такие исследования проводятся. Надеемся, что сведения, о том, как люди с ВИЧ переносят вакцинацию от коронавируса, будут получены уже в декабре.

— Та терапия, которую получают больные ВИЧ, не препятствует возможности получения вакцины?

— Нет-нет, она не препятствует, наоборот, потому что благодаря ней, благодаря этой терапии, иммунный ответ улучшается.

— Как совершенствуется система диагностики ВИЧ, что-то появилось в методах новаторское?

— Принципиально в диагностике ничего нового не появилось, до сих пор диагностируют ВИЧ-инфекцию — или путем обнаружения антител, или генов, антигенов ВИЧ, или одновременно делают и то, и другое, что удорожает исследование, но это неплохая диагностика. Более сложным является вопрос, как обследовать те группы, которые подвергаются большему риску, то есть тех, где чаще всего встречается ВИЧ-инфекция, это группа в возрасте от 25 до 40 лет. Как правило, это наиболее здоровые люди, которые редко обращаются за медицинской помощью, именно поэтому среди данной возрастной группы поздно выявляют ВИЧ-инфекцию, и только в том случае, когда они обращаются за помощью по другим заболеваниям. А чем раньше начнешь лечение, тем лучше результат. А для оценки эффективности лечения мы сейчас вводим методику определения количества ВИЧ, который встраивается в геноме клетки. Без такого метода не удастся найти лекарство, которое бы полностью излечивало ВИЧ-инфекцию. Но тут есть, конечно, определенная проблема — как нам выявить всех людей с ВИЧ и всех их обеспечить лечением.

— То есть скрытых случаев тоже может быть масса?

— Естественно, ВИЧ-инфекция может и 20 лет ничем себя не проявлять, поэтому ее диагностировать можно только после специального обследования, а многие его еще не прошли или заразились недавно. Есть разные системы подсчета, сколько же людей у нас живет с ВИЧ. За 30 лет наблюдения в России выявлено 1 млн. 546 тыс., из них умерло 414 тыс. человек. Таким образом сейчас в России по данным Роспотребнадзора, 1 млн. 132 тыс. россиян живут с лабораторно подтвержденным диагнозом ВИЧ. Минздрав дает меньшие цифры, но он учитывает только тех, кто обратился в медицинские учреждения. Это показывает, что до 250 тыс. россиян, знающих о своей болезни, еще не обратились за помощью. И, вероятно, еще до 300 тыс., — это те, кто живет с ВИЧ, но пока еще не знают, что у них за диагноз. И вот из-за этих групп в стране продолжается распространение инфекции.

— Как выявить этих людей?

— Призывать тестироваться на ВИЧ. К примеру, с 1 по 5 декабря тестирование можно пройти во всех офисах в Центрах молекулярной диагностики (CMD) ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора и партнеров по всей России. Но, главное, не забывать о мерах профилактики. У нас некоторые пренебрегают сейчас ношением масок, придумывая, что они не защищают, точно так же у нас с использованием презервативов, уже 30 лет не удается всех убедить пользоваться презервативами в рискованных ситуациях. Сейчас эти средства защиты можно приобрести в любом супермаркете, но теперь только надо убедить людей, что надо ими пользоваться, несмотря на то, что многим это не так приятно, как хотелось бы.

Также нужно продолжать работу среди наркопотребителей, хотя доля наркопотребителей среди новых выявленных случаев снижается. Сейчас, по предварительным данным, среди выявленных новых случаев заражения 67,7 % составляют те, у кого не было других факторов риска заражения, кроме половых контактов с лицами противоположного пола, то есть гетеросексуальных. Доля потреблявших наркотики упала до 28%, в 2000 году это было 90%. А 2,5 % новых случаев — это гомосексуальные контакты.

— Получается, что потребители наркотиков стали осторожнее, или сексуальные контакты стали менее защищенным?

— Нет, тут может быть другая причина. Среди потребителей наркотиков много заразившихся, уже дальше некуда. В настоящий момент около 30% от тех наркопотребителей, которые обращаются за медицинской помощью, являются инфицированными ВИЧ. Дело в том, что сейчас появилось много наркотиков, которые не вводятся внутривенно, но стимулируют сексуальную активность, а это, как раз, и может повлиять на увеличение числа случаев заражения гетеросексуальным путем, да и гомосексуальным тоже. Поэтому, как меняется у нас жизнь, так меняется и эпидемиология ВИЧ-инфекции.

— Какие рекомендации вы можете дать людям, как защититься от ВИЧ?

— У нас обычно говорят стандартными фразами, что к ВИЧ приводят беспорядочные половые связи, но последний опыт показывает, что очень многие заражаются от своих постоянных половых партнеров. Довольно часто встречается серийная моногамия, когда сначала живут два года с одним партнером, брак может быть зарегистрированный или нет, потом расходятся, потом живут с другим, потом еще три года с третьим. И каждому партнеру соблюдают верность. Вот это и называется «серийная моногамия». Наша настоятельная рекомендация: пока не знаешь статус своего партнера не вступать с ним в половые контакты без презерватива. Но самое, конечно, простое, если у вас возникло желание жить вместе, и вы хотите завести детей, то нужно пойти обследоваться на ВИЧ. А если кто-то заражен, то тоже можно принять меры: принимать антиретровирусные препараты обоим партнерам. Под прикрытием этих препаратов у ВИЧ-позитивных женщин рождаются неинфицированные дети. Знание о ВИЧ-статусе очень важно.

Источник: interfax.ru